_______Ювелирная мастерская!!!_______

Надежда Алексеевна Ионина

Книги → 100 великих сокровищ → Колыванская ваза

В странах Западной Европы камнерезное искусство к ХVIII веку прошло длительный путь развития, и многие музеи мира обладали шедеврами Древнего Египта, классической античности и эпохи Возрождения. В XVII—XVIII веках искусством обработки камня славились мастера Флоренции и Милана, Франции и Саксонии, Англии и Швеции. И хотя в XVIII веке техника обработки цветного камня в России тоже достигла определенных успехов, так что камнерезное дело впервые стало играть существенную роль в отечественной ювелирной культуре, русским мастерам предстояло догнать своих зарубежных собратьев в кратчайшие сроки.

Один из российских камнерезных центров был создан на Алтае, но этому предшествовал длительный период изучения богатейших недр этого края. Самые ранние сведения о нахождении цветных камней в этом районе были собраны в 1744—1745 годы, и уже весной 1745 года на Алтай была отправлена крупная поисковая экспедиция, доставившая в Санкт-Петербург первые образцы поделочных камней. А весной 1786 года в малоизученные районы алтайской реки Алей отправились сразу девять поисковых партий, которые должны были изыскать цветные камни, пригодные для «обрабатывания колонн, вазов, столов». Потом в этих краях побывало еще несколько экспедиций, и в российской столице родилась мысль о возможности не только добычи, но и обработки камня на Алтае.

Выбор пал на Локтевский меде– и сереброплавильный завод, который как раз и располагался на локте (излучине) реки Алей. Неподалеку от этой излучены были обнаружены залежи великолепного поделочного камня – черного порфира. К концу 1787 года было открыто еще 210 разновидностей поделочного камня, и, таким образом, сырьевая база для камнерезного дела на Алтае была солидно подготовлена самой природой.

Летом 1786 года, одновременно с добычей первых блоков черного порфира, при Локтевском заводе началось строительство шлифовальной мельницы (по образцу Петергофской). Как правило, изделия из камня создавались по заказу Кабинета Ее Императорского Величества, и, конечно, это накладывало особую ответственность на всю работу мастеров-камнерезчиков. Сначала вазы создавались цельные, без «вынутого нутра», но потом появилась возможность высверливать и внутреннюю полость изделия.

Исключительное место среди алтайских изделий занимает знаменитая Колыванская ваза – самая большая ваза России. Да и не только России! «Царица ваз», изготовленная из яшмы и весящая 19 тонн, является самой большой вазой в мире.

В 1819 году унтершихтмейстер И.С. Колычев, добывая на Ревневской каменоломне блоки для колонн, обнаружил яшмовую глыбу длиной около десяти метров. Когда глыбу стали отделять, она оказалась раздвоенной, причем большая ее часть достигала пяти с половиной метров. Через некоторое время управляющий фабрикой послал в Горный департамент описание и модель добытой глыбы: «План и профили с каменной штуки, добытой из зелено-волнистой ревневской яшмы, с коей зделана по одинакому маасштабу деревянная модель 1820 года».

То, что удалось выточить пятиметровой длины яшмовый монолит, – уже само по себе было замечательным событием. Обработка этой породы является необычайно сложным процессом, ведь яшма, обладая большой твердостью, в то же время очень хрупка, не переносит ударов, которые порой оставляют на ней многочисленные трещины. Известно, что два постамента, предназначавшиеся под вазу-чашу, в процессе обработки погибли. Но алтайские мастера умели работать с яшмой, и вот что об этом говорится в одном из архивных документов: «здешние мастера привыкли уже к обработке этой породы и знают все приемы, как должно обращаться с нею без вреда камню, в случае если окажутся небольшие трещины».

В сентябре 1824 года М.С. Лаулин, управляющий фабрикой, сообщал начальнику Колывано-Воскресенских заводов, что глыба после очистки может быть употреблена на изделие «эллинского вида в 7 аршин длины». Очевидно, в это время был заказан и рисунок вазы. Проект архитектора А.И. Мельникова был высочайше утвержден уже в октябре 1824 года, а еще через месяц отправлен М.С. Лаулину с указанием, «чтобы по этому рисунку приступлено было к делу чаши, согласно с предложениями… размера, но с тою только разницею, чтобы назначенные на нижней оконечности чаши ложки сделаны были выпуклыми, а не углубленными». Однако этот проект был еще не окончательный, через три года на фабрике был создан окончательный рисунок, а перед тем на фабрику была отправлена гипсовая модель вазы-чаши.

← предущий раздел следующая →

Страницы раздела: 1 2